+7-905-269-37-44

Челлендж 5 фактов о себе – генеральный директор фонда Архипов Александр Юрьевич

В социальных сетях наш Фонд запускает флеш-моб “5 фактов о себе любимом”. Факты могут быть любыми от всемирно-исторических до интимно-личных, все что человек к которому пришел вызов посчитает нужным о себе сказать.

Правила простые: я пишу 5 фактов о себе и передаю эстафетную палочку любому из подписчиков. Тот кто эту палочку получает пишет 5 фактов о себе и передает любому другому участнику группы.

Первым стал наш директор Архипов Александр Юрьевич.

Факт первый

Я помню себя с однолетнего возраста.

Родители мои, по случаю моего рождения, вынуждены были снимать комнаты в разных местах города. Одну из таковых они нашли в районе Коломны. Комната была узка в плечах настолько, что в нее вмещались только кровать, стол и пианино. В отсутствии места для кровати младенца, мои молодые родители решили устроить для меня спальное место в прогулочной коляске, снятой с колес.

Могучий родительский инстинкт подсказал им, что лучшим местом для коляски может быть только пианино. Так я и спал какое-то время на верхней крышке музыкального инструмента, пока мне не вздумалось свалиться с него. Проделав это, я, разумеется, разорался. И, очевидно, в силу испытанного ужаса, сие событие прочно врезалось в мою память. Почему я считаю, что мне был 1 год?

По двум обстоятельствам. Первое, отчетливо помню, что, упав, не вскочил тут же на ноги, не побежал с ревом к родителям, а остался лежать на полу, в силу своего не умения ходить.

Обстоятельство второе. Много позже я спросил, об этом событии свою мать, и она подтвердила, что было мне чуть больше года.

Факт второй

Я – причина кризиса в производстве детских товаров. В конце 50-х годов в нашей стране в связи с подъемом рождаемости наблюдался рост производства детских товаров. Появляются различные игрушки, появляются сплошь и рядом магазины «Детский мир». Но, так как производство только вставало на ноги, ошибки были неизбежны.

Об одной такой речь и пойдет. В продаже появились выточенные из цельного куска дерева детские лопатки для уборки снега. Пластика тогда еще не было, в ход шли натуральные продукты, сделанные основательно, без учета детской психики. А чтобы лопатка быстро не стачивались при разгребании снега, края ее были обшиты прочным металлическим уголком.

Вот этой самой лопаткой, подаренной мне родителями, я, пятилетний раздолбай, и врезал по голове своему товарищу по играм в детском саду в ходе какой-то ссоры. У мальчика была рассечена голова, ему наложили несколько швов, меня исключили из детского сада, а лопатки от греха подальше сняли с производства.

Факт третий

Я умею спать стоя. Этому меня научил советский военно-морской флот.

Призванные в военно-морской флот матросы срочной службы, первые полгода проводят в учебном подразделении, где из них готовят будущую опору флота.

Обучение проводят офицерский состав, но все остальное время курсанты находятся на попечении старослужащих. Вот с одним из них у меня и произошел конфликт. Следствием конфликта стало то, в армии называется «через день – на ремень». Т.е. тебя ставят в наряд не по очереди, а вне оной. Сменился с наряда, ночь отдохнул и со следующей сменой опять заступаешь в дежурство по учебной роте.

Дежурство по роте означает, что каждые четыре часа ты стоишь на тумбочке, а когда не стоишь на ней, ты – мальчик на побегушках. Такой график дежурств – вещь изматывающая, поэтому в качестве воспитания командование закрывало глаза на практику один-два раза ставить на ремень через день. Да и то, если офицеры не узнают.

Меня крутили так целый месяц. К концу месяца я приспособился спать стоя. А чтобы заснув, не упасть, пришлось добавить еще одну дырку на форменном ремне. Когда приходил мой черед стоять ночью на тумбочке, я не уровне пояса вбивал в стену гвоздь через дырку в ремне, затем ремень застегивал у себя на животе. Прибитый к стене ремень не дает тебе возможности упасть во время сна. И ты спишь стоя.

Факт четвертый

Навечно в истории СПб гос. университета.
Став студентом истфака после демобилизации, я с первой сессии стал отличником. За первые два курса не то, что тройки, четверок в своей матрикуле не имел. Под моими пятерками стояли подписи цвета факультетской профессуры. Но на дворе стояли застойные 80-е годы.

Меня, тогдашнего комсомольского лидера курса, угораздило было схлестнуться с партийным руководством факультета по вопросу приема в партию нашей сокурсницы.

Я был против, партийное руководство было за.

Девушку в партию не приняли, но парткому стало известно о моей организующей и направляющей и руководство факультета приняло решение завалить меня на сессии с последующим отчислением за неуспеваемость.

Первый экзамен я провалил, вопрос мне попался по партизанскому движению в годы Великой Отечественной войны. Что-то по теме я ответил, и экзаменатор задает мне дополнительный вопрос «А кого из Героев Советского Союза – партизан Белоруссии, Вы, знаете?». Любому в голову приходят Ковпак, Сабуров, Руднев, «Молодая гвардия», – но это Украина, не Белоруссия, напрягшись можно вспомнить Марата Казея – пионера-героя из Белоруссии, Константина Заслонова.

Но это уже на выходе, что говорится на лестнице. А когда напротив тебя сидит экзаменатор и, разводя руками, на голубом глазу тебе заявляет: «Батенька, да, как же Вы на историческом факультете учитесь не зная таких элементарных вещей?» Пришлось признать, что не знаю, потому и учусь, чтобы знать.

Ко второй переэкзаменовке я уже стал готовиться по серьезному – взяло за живое. Все темы курса от зубов отскакивали. И этот экзамен был провален. Сдавал экзамен с группой историков-новистов, они обалдели, когда услышали какие дополнительные вопросы все тот же доцент отечественной истории мне задавал.

Принцип был простой. Вопрос первый: сколько человек погибло в Великой Отечественной войне? Ответ – 20 миллионов. Отлично. Вопрос второй – теперь назовите всех поименно. Ах не знает – идите Вам двойка.

После двух не сданных преподавателю экзаменов приказом декана факультета назначается третий экзамен, который принимает комиссия из трех человек, в случае не сдачи экзамена комиссии студент подается на отчисление. Это и традиция и закон. Комиссия состояла из надежных людей, каждый из которых в своем вопросе разбирался лучше студента-третьекурсника. Результат был предсказуем.

И тут я взвился, развил кипучую деятельность: поднял на уши курс, комсомольскую организацию, преподавательский состав и добился, что для меня была назначена вторая комиссия, поставившая мне тройку, и позволившая продолжить обучение на факультете.

Но в историю университета я попал, как единственный студент за всю его историю сдававший экзамен четыре раза.

Факт пятый

Бросить курить легко.
Эту фразу приписывают Марку Твену, тысячу раз бросавшему курить.
Флот научил меня курить. На флоте кто не курит, – тот работает.

Опыт курильщика у меня 37 лет.
Пачка сигарет в день – обычная норма.

Окончательно я бросил курить, поняв и приняв несколько истин.

Первое по Алену Карру – ты не бросаешь курить, ты выбираешь здоровую жизнь.

Второе – отказ от курения – это навсегда. Это обстоятельство надо четко осознавать любому, кто хочет бросить курить. Курение как езда на велосипеде – один раз научился и через десяток лет сядешь на велик – и поедешь. Не куришь долгое время, а взял в зубы одну сигарету и ты через короткий срок уже куришь свою обычную норму – пачку в день. Проверено за двадцать попыток бросить курить.